Vetosh-ural.ru

Ветошь Урал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Проекты домом с красными кирпичами

  • 1 Биография
  • 2 Награды
  • 3 После войны
  • 4 Смерть
  • 5 Семья
  • 6 Библиография
  • 7 Примечания
  • 8 Ссылки
  • 9 Литература

Родился в станице Воронежская Усть-Лабинского района Екатеринодарского отдела Кубанской области (совр. Краснодарский край). Русский.

В РККА призван Сочинским ГВК 18 октября 1941 года.

По состоянию на июнь 1942 г. службу проходил в должности командира пулеметного взвода. Участвовал в боях под Харьковым. В июне 1942 отдельная мотострелковая бригада, где проходит службу И. Афанасьев ведёт оборонительные бои под Купянском и Двуреченском (Украина). 21 июня 1942 в ходе боя в районе Конопляны был ранен и эвакуирован в госпиталь в Острогожск (Воронежская область). В ходе стремительного наступления немецко-фашистских войск летом 1942 на южном направлении, из Острогожска, с товарищем по фамилии Ерин, Афанасьев идет в направлении Поворино, куда пришли 24 июня. В тот же день, Афанасьева и Ерина со сталинградского ж/д вокзала доставили в госпиталь в поселке Тракторозаводцев, располагавшийся в северной части города. [2] Из госпиталя были выписаны в начале июля 1942. С пересыльного пункта Афанасьева и Ерина направили в расположение 169 стрелковой дивизии, штаб которой располагался в районе Харабалей (Астраханская область, около 250 км от Сталинграда), а полки в ближайших «молодых посадках какого-то лесхоза у поселка Бирючий» на берегу реки Ахтуба.

18 сентября 1942 Афанасьев со своим взводом был зачислен в маршевую роту. Эшелоны с войсками пошли на север, к Сталинграду. «Если бы кто-нибудь из посторонних заглянул в нашу теплушку, он не поверил бы, что видит людей, едущих туда, где многие прощаются с жизнью. Бойцы не думали о смерти. В вагоне не смолкали песни, гудели доски от солдатского перепляса», напишет после войны Афанасьев. В Капустином Яре (Астраханская область), расположенном в 100 км от Сталинграда, из эшелонов военнослужащие пересаживались в машины, прибывшие за пополнением, и направлялись в Красную Слободу, откуда переправлялись в Сталинград. [2]

После переправы с Красной Слободы в Сталинград прибывших бойцов встретил офицер 3-го стрелкового батальона 42 Гв. стрелкового полка 13 Гв. стрелковой дивизии Соловьев, который повел их в штаб, размещавшийся недалеко от берега в одном из зданий Управления НКВД (современный адрес: ул. Маршала Чуйкова, д. 43). Командиром 42 стрелкового полка был полковник Иван Павлович Елин. Всего, в 42 полк вместе с Афанасьевым прибыло 13 рядовых и 3 офицера. Третий батальон занимал оборону в районе домов Управления НКВД, ул. Солнечной (современная — ул. им. 13-ой Гвардейской дивизии), площади 9 Января и севернее ее, в районе современной ул. Наумова (командир 7-ой стрелковой роты). Прибывших офицеров встретил командир 3 батальона капитан Алексей Ефимович Жуков, который замещал раненного комбата майора Дронова. Сам Жуков прибыл в Сталинград в 42 стрелковый полк в январе 1942 г. В боях под Харьковом Жуков командовал пулеметной ротой, затем командир батальона Дронов взял Жукова своим заместителем по строевой, а пулеметной ротой командовать стал прибывший в батальон капитан Дорохов. Дороховым Афанасьев был направлен взводным в седьмую роту, которой на тот момент командовал старший лейтенант Иван Наумов, а взводом — старший сержант командир пулеметного расчета Илья Воронов. [2] Командир 7 роты Иван Наумов со своими бойцами держал оборону мельницы Грудинина (Гергардта). Во взводе, к моменту прибытия Афанасьева, было пять человек и один пулемет.

Читать еще:  Наружная отделка каркасных домов под кирпич

Несколькими днями ранее, вечером, 27 сентября 1942 г. Наумов направил 4 бойцов разведать обстановку в 4-этажном здании, выходящем торцом на площадь 9-го января. Это здание занимало важное тактическое положение. Главным в группе был гв. сержант Яков Павлов. С тремя бойцами (рядовым Черноголовом, ефрейтором Глущенко и рядовым Александровым) он уничтожил немцев в здании и закрепился в нём, организовав оборону до подхода подкрепления во главе с лейтенантом Иваном Афанасьевым.

30 сентября 1942 г. комбатом Жуковым Афанасьев был назначен командиром гарнизона дома, ставшего в последствии известным, как Дом сержанта Павлова, проникнувшего в дом с тремя бойцами несколькими днями ранее. Несмотря на непрерывные атаки немецкой пехоты при поддержке танков и авиаудары с воздуха, гарнизон защитников дома под командованием лейтенанта Ивана Афанасьева удерживал дом Облпотребсоюза по ул. Пензенская с 1 октября 1942 г. до начала общего наступления советских войск — 19 ноября 1942 г. Оборона дома продолжалась 58 дней. Иван Афанасьев и Яков Павлов будут ранены в бою за здание «молочного дома» (в настоящее время гарнизонный Дом офицеров на площади Ленина в Волгограде) 24 ноября 1942 г. Иван Наумов в этом бою погибнет.

Спустя 2 года и 9 месяцев после захвата в Сталинграде дома №61 по улице Профсоюзной — 27 июня 1945 г. младшему лейтенанту Якову Павлову будет присвоено звание Героя Советского Союза с медалью Золотая Звезда.

«Захватив как можно больше патронов и гранат, мы покинули здание мельницы. Кончился последний день сентября», напишет после войны в своей книге «Дом солдатской славы» Иван Афанасьев. «Впереди шел старшина стрелковой роты Мухин, за ним я. За нами следовали Воронов и Иващенко. Они несли собранный пулемет (на катках решили его не везти, чтобы не создавать шума). Цепочку замыкало отделение бронебойщиков» с тремя ПТР.

Читать еще:  Построить садовый домик кирпича

Нас встретил невысокий худощавый сержант в щеголеватой коричневой кубанке и полинявшей пропыленной гимнастерке.

— Командир отделения сержант Павлов, — молодцевато доложил он.

— Будем знакомы, — я назвал свою фамилию и объяснил, с какой целью мы прибыли.

— Это хорошо. А нам, значит, возвращаться в роту?

Я уловил в этом вопросе оттенок недоумения: дескать, как же так, заняли дом, а теперь на готовенькое приходят другие?

— Нет, сержант, — успокоил я Павлова, — дом будем оборонять вместе.

— Ну и отлично! Мы уже давно ждем подмоги. Домина-то вон какой, а нас всего четверо. Теперь веселее будет.

Показывая комнаты дома, Павлов рассказал:

— Мы здесь уже третий день оборону держим. Когда я первый раз получил задание разведать дом, нам не удалось пробраться сюда. Двоих товарищей потеряли. Вторично пошли на задание вчетвером, шума было меньше, пробрались без потерь. Здесь среди мирных жителей оказался санинструктор нашей роты Калинин, его я тогда отправил с донесением к ротному, с тех пор и ждем подкрепления. Теперь нас вон сколько, пусть сунутся гитлеровцы.

В котельной, куда мы проникли через отверстие в стене, я увидел пожилую женщину с ведром в руках.

— Кто это? — спросил я у сержанта.

— Гражданские. Их тут немало. Эвакуироваться не успели, вот и ютятся здесь.

— А где размещаются?

— Вот здесь, — он кивнул головой в сторону капитальной стены. — В первом и во втором подъездах тоже живут женщины, одна там с грудным ребенком.

— Лишние окна и двери подъездов надо чем-то закрыть. Все поменьше пуль да осколков будет сюда залетать. Ящиков мы тут не найдем?

— Не только ящиков, здесь и сундуков много, — ответил Павлов. — Так что если ящиков не хватит, сундуки в ход пойдут.

На этом и порешили. Обошли подвал, дали задание бойцам замуровать окна кирпичами и ящиками с песком. К середине ночи эта работа была закончена, и бойцы, свободные от наряда, легли отдыхать. На рассвете я еще раз обошел здание. Его подвал состоял из четырех отсеков, изолированных друг от друга капитальными стенами. Цокольный окна напоминали амбразуры с довольно широким сектором обстрела (думали ли когда-нибудь строители этого дома, что их труд будет оцениваться с такой точки зрения!). В первом и четвертом отсеках были деревянные перегородки. Здесь, очевидно, семьи работников Облпотребсоюза, жившие в этом здании, складывали свой скарб. И сейчас тут еще валялось немало старых вещей, железная и стеклянная посуда, деревянные ящики.

Читать еще:  Облицовка дома силикатным колотым кирпичом

Между вторым и третьим подъездами был особый ход в подвал со стороны Солнечной улицы. Здесь стоял отопительный котел, от него во все стороны расходились поржавевшие трубы. Во всех секциях подвала у южной стороны находились изолированные подвальные комнатушки (в них-то и ютились женщины, старики и дети).

Четыре подъезда дома были обращены на Солнечную улицу. А западная торцовая и северная стены выходили на площадь. Снаружи, да и внутри дом был уже сильно изранен минами и снарядами, особенно западная часть. Но потолочные перекрытия на всех четырех этажах оставались почти нетронутыми, и это обеспечивало прочность здания.

С четвертого этажа можно было вести наблюдение не только за площадью, но и за прилегающими к ней развалинами. Когда я забрался сюда, мне окончательно стало ясно, почему наше командование придавало большое значение этому дому. Он как бы вклинивался в расположение фашистских частей и становился важным тактическим объектом не только в системе обороны нашего полка, но и дивизии.

По обстановке, а она была крайне тяжелой, нетрудно было догадаться, что противник в этом районе любой ценой будет стремиться прорваться к Волге. Если бы ему это удалось, дивизия оказалась бы расчлененной на две части.

Нашими соседями слева и справа были гитлеровцы. Лишь в сторону Волги, к зданию мельницы, хотя и сильно простреливалась вражеским огнем, оставалась полоска нашей земли. [2]

24 ноября 1942 года был получен приказ атаковать и захватить «молочный дом» (в настоящее время на месте «молочного дома» находится Дом офицеров Волгоградского гарнизона). Афанасьев повёл своих бойцов в наступление через площадь 9 января. К 11 часам 25 ноября гвардейцы захватили «молочный дом» на площади, отразив четыре контратаки противника. В этом бою лейтенант Иван Афанасьев был контужен (с потерей слуха и речи) и отправлен в госпиталь. 17 января 1943 в бою за завод «Красный Октябрь» вновь был ранен.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector